Ялта: курортная столица между сциллой благоустройства и харибдой цен

Столицей крымских курортов по праву считается Ялта. Путешественни­ки первой половины XIX описывают ее как маленькую рыбацкую деревню. населенную преимущественно греками.

А.Мальгин

Столицей крымских курортов по праву считается Ялта. Путешественни­ки первой половины XIX описывают ее как маленькую рыбацкую деревню. населенную преимущественно греками. Благодаря развитию помещичьего землевладения на Южном берегу и удобному заливу Ялта становится важным транспортным пунктом. В 1837 году Ялте был Высочайше пожалован статус уездного города, но городом Ялту можно было назвать только с очень боль­шой натяжкой. В 1864 году по «Списку населенных мест Таврической губернии» в Ялте значилось всего 53 дома и 1112 жителей. Городок имел небольшую пристань, и его население пробавлялось главным образом рыболовством и мелкой торговлей. Хотя еще в начале века Ялта приобрела значение как основной перевалочный пункт для приезжающих на отдых в Крым, подлинный переворот в судьбе Ялты произвело, как уже говорилось, приобретение царской семьей имения в Ливадии неподалеку от города. С этого момента Ялта как ближайший к Ливадии населенный пункт стал местом настоящего паломничества публики, желавшей разделить с царской семьей удовольствия от южного отдыха.

Ялта родилась в эпоху буржуазных реформ, и по ее развитию, наверное, можно было бы проследить многие закономерности развития российского общества в это время, точнее лишь одной его стороны — парадной стороны российского капиталистического прогресса. Точно так же, как в советское время, Ялта наряду с Москвой была фасадом, символом и эталоном советского благополучия, во второй половине прошлого — начале нашего века она вполне может быть названа витриной российского капитализма, однако для этого ей пришлось проделать непростой путь...

Начало курортного бума застало Ялту по существу деревней с территорией в 6 десятин земли, замкнутой между двумя горными речками. Никакой возможности развиваться вширь у городка не было, так как он со всех сторон был, стиснут частновладельческими землями. К концу 60-х годов общее количество приезжих оценивалось в 200 семейств (т.е. около 1000 человек) се­зон. К их услугам в это время был клуб с читальней и танцевальными вечера­ми, концерты путешествовавших артистов, верховые лошади и коляски для прогулок.

Первые «курортники», а это, следует сказать, была публика в основном аристократическая, должны были довольствоваться условиями первопроходцев. К услугам приезжающих были две гостиницы - лучшая С. П. Галахова и Hotel de Jalta, содержимая французом Собес «посредственная», как говорила о ней М.Сосногорова. К началу 70-х годов их число выросло до четырех. Заведения, едва ли насчитывавшие вместе более трех десятков «нумеров», вели отчаянную конкуренцию, не брезгуя подрывом репутации соперника. Так, близкие к «французскому» отелю извозчики, например, распространяли слухи, что в «галаховской» гостинице много тараканов. В зависимости от достатка можно было снять также дачу или «меблированные комнаты». Последние представляли собой преимущественно деревянные времянки, изнутри оклеенные обоями и обставленные мебелью. «... и какой мебелью - восклицает современник, сосновые столы с дырявою клеенкою или салфеткой, венский стул, кровать самого первобытного вида, деревянная, кое-как сколоченная, с досками, прикрытыми тоненьким, как блин, мочальным тюфячком. А то так просто козлы, обтянутые парусиною, гнездилищем врагов человеческого сна и спокойствия...»"

Несмотря на скромность обстановки и элементарную антисанитарию, цены на размещение в подобных условиях были весьма немалыми. За более комфортабельные дачи платили в конце 60-х годов от 500 до 1000 рублей за лето, гостиничные номера обходились «в обыкновенное время», т. е. летом, от 1 до 3 рублей в сутки, «меблированные комнаты» были, понятно, дешевле, особенно в ближайших окрестностях. Простую комнату в предместье Ялты Аутке можно было снять за 10 руб. в месяц, две-три комнаты за 50-100 рублей. За «порцию кушанья» и гостинице предлагалось выложить 25-30 копеек, при этом стол характеризовался как «сносный». Высокие цены на услуги объяснялись уже не просто трудностями снабжения, но и тем, что спрос в первые годы существования Ялты курортной многократно превышал предложение.

Таким образом, уже на заре истории Ялты как крупнейшего российского курорта обозначились две ее главные проблемы, в разрешении которых, в общем-то, и состояла ее жизнь на протяжении десятилетий, - это проблема благоустройства и цен. Лучшие люди города были озабочены тем, чтобы максимально приблизить друг к другу две эти величины, заставив первую при этом неуклонно двигаться вверх, а вторую, напротив, замедлять свой рост.

В 1871 г. Ялта получила городское самоуправление. Эпоха градоначальников отошла в прошлое. Первым выборным городским головой стал камергер двора его величества С.П. Галахов - владелец лучшей в городе гостиницы Это означало, что судьба дальнейшего развития Ялты попала в руки к профессионалам «куpopтно-туристического бизнеса. Первоочередным вопросом жизни Ялты в это время было обеспечение возможности ее дальнейшего расширения, что было не так-то просто, поскольку город со всех сторон окружали частновладельческие земли. Но в 1874 году был высочайше утвержден новый генеральный план Ялты, расширивший границы города сразу до 500 десятин. Вскоре был издан ряд постановлений по общему городскому благоустройству, согласно которым улицы стали проводиться по определенному заранее плану, и, кроме того, по высочайшему повелению в обязанность застройщиков было вменено заботиться о красоте фасадов воздвигаемых зданий.

«С этого времени. — как пишет неизвестный биограф города. - Ялта начала расти с неимоверной быстротой. Дома и дачи, одна другой красивее и удобнее, вырастали как грибы. Народонаселение вскоре утроилось. Образовались улицы с тротуарами, с фонарями, устроился водопровод (владелец Массандры, граф С. М. Воронцов подарил городу воду своего источника — А. М.). Вскоре одна за другой открылись мужская и женская прогимназии... на средства города был учрежден детский приют...». В это же время в Ялте образовалось, общество распространения удобств жизни» (по другим данным - "Товарищество для содействия к развитию удобств жизни в городе Ялте", оно было хотя и не тайным, но совершило настоящий переворот. Это общество построило громадную - 150-номерную гостиницу «Россия» - первое такого рода фешенебельное заведение европейского уровня. Поговаривали, что в действительности деньги на строительство были выделены лицами из ближайшего императорского окружения, заинтересованными в том, что соответствующее пристанище в городе во время августейших посели Трехэтажное здание гостиницы было сооружено по проекту ялтинского архитектора А. В. Винберга. Вскоре «Общество» прекратило свое существование, и владельцем гостиницы стал отставной контр-адмирал Н. М. Чихачев - директор РОПИТа, который отдал ее в долгосрочную аренду. «Постройка такой первоклассной гостиницы, — вспоминал очевидец доктор Дмитриев - сразу изменила весь налаженный строй жизни в Ялте...появляться столичная публика, она сразу подняла тон. потребовала большего комфорта и удобства. ...Появились умывальники, пружинные кровати и т. п. а вместе с ними щетки и тряпки, т. е. смерть насекомым, я конец провинциальной неряшливости » Рекламные проспекты предлагали «великолепно убранный общий зал. гостиную, читальню, бильярдную, столовую с террасой, газовое освещение, водопровод, роскошную меблировку в все удобства европейских гостиниц». Строительство гостиницы совпало с открытием регулярного сообщения по Лозово-Севастопольской дороге, связавшей Крым и центр империи.

Впрочем, многообещающее не было совсем безоблачным. В 1872 году город посетила холера - заболело 144 человека, из которых 41 отправился в мир иной. Но гораздо более ощутимый удар по только что подниматься Ялте нанесла русско-турецкая война 1877-78 гг. По объявлении войны город опустел в три дня. и в течение двух сезонов не видел приезжих. Хотя военные действия и не коснулись Ялты, большинство домовладельцев не смогли выдержать двухлетнего «неурожая» на приезжих а многие дачи и дома переменили хозяев, не исключая и красавицу «Россию» (ее владельцем стал арендовавший ее предприниматель Г. Каубиш). Зато 1879 год с лихвой вознаградил оставшихся и новых владельцев. «Съезд начался с весны. - пишет очевидец, - и осенью был особенно блестящ ... он настолько поправил дела, что кризис военного времени сразу стушевался и Ялта украсилась целым рядом новых и весьма роскошных построек. Цены на землю и недвижимость поднялись с неимоверной быстротой. Небольшой домик вскоре стоил от 20 до 25 тыс. рублей.

В городке начался настоящий строительный бум. Появились новые гостиницы «первоклассные» «Эдинбургская» и «Ялтинская», которые, впрочем, как свидетельствовал путеводитель 1883 года, «далеко не предоставляют тех удобств, которыми отличается гостиниц «Россия» и «второстепенные», среди которых выделяются отель «Крым» с недорогими «нумерами» и сносным толом. Конкуренцию гостиницам составляли все те же «меблированные комнаты» в частных домах, количество которых росло с необычайной быстротой сдаваемые внаем дачи - вожделенное местообиталище наиболее богатых туристов.

Вплоть до установления регулярного сообщения Крыма с центральной Россией по железной дороге Ялта была как бы предместьем Ливадии. Прибытие августейшего семейства означало, что сезон открыт. «Уезжал двор, опустевала и Ялта... — писал доктор Дмитриев. — Только со второй половины 70-х годов Ялта эмансипировалась от Ливадии и стала на свои ноги...»

Конец 80-е годов ознаменовался новыми успехами городских властей на ниве расширения и благоустройства ялтинского курорта. В 1888 году произошли два события, сразу поставившие Ялту в число самых передовых городов империи: был пущен новый водопровод и устроена городская канализация. Вода в Ялту подавалась из того же массандровского источника, но теперь значительно более эффективно, благодаря чему путеводитель мог утверждать, что «относительно водоснабжения Ялта — один из самых счастливых пунктов на Южном берегу»32. Это утверждение, однако, следует понимать в том смысле, что водоснабжение остальных мест ЮБК вообще находилось в плачевном состоянии. Очень скоро стремительно растущей Ялте воды снова стало не хватать. Канализация — предмет гордости ялтинских властей — была устроена по «сплавной системе»: городские нечистоты, спускаемые в канализационную сеть, при помощи промывки водой попадали в главный коллектор, проходивший под набережной, а оттуда сбрасывались просто в море за корнем ялтинского мола. Путеводитель Лупандиной следующим образом аттестует это чудо инженерной мысли: «Благодаря обилию воды, которой промывается система канализационных труб, жидкость, вытекающая из главного коллектора в море, не издает даже слабого зловония». Реальность, однако, серьезно корректировала замыслы инженеров, и в уже выпущенную книжку путеводителя издатели были вынуждены вклеивать маленький листок со следующей информацией: «Поправка. Вследствие корректурного недосмотра на стр.48 напечатана... важная неточность... Следует читать: вследствие недостатка воды, которой должна промываться система канализационных труб жидкость, вытекающая из главного коллектора, издает даже зловоние" В 1897 году из 589 ялтинских дворов и 229 дач были снабжены канализацией 224 двора и водопроводом - 277 дворов, находившихся в центральной части города, окраины и предместья подобных удобств не имели.

Примерно так же, как и проблема нечистот, решалась в Ялте и проблема ликвидации мусора, а именно посредством его «вывоза в море за три версты от берега, на специально предназначавшемся для этой цели ассенизационном баркасе». Исполнение работ по очистке города лежало на подрядчике, в обязанности которого входило также следить за чистотой улиц, поливать их летом дважды в день, а зимой «по мере надобности». «Ночью, пока все спят Ялта совершает свой туалет», — так поэтически изобразил этот процесс автор путеводителя. За год на ассенизационном баркасе в конце 90-х годов вывози­лось в море более 400 кубических саженей мусора и отбросов. Хуже чем с канализацией обстояло дело с освещением улиц. Центр Ялты освещался керосиновыми фонарями, а большинство улиц освещения не имели. Еще одной проблемой был лед, без которого невозможно было добиться сохранения продуктов в условиях жаркого климата. Заготовлением льда занимались местные татары, которые собирали снег в карстовых пещерах Яйлы и затем продан;1ли его Ялтинским домохозяевам и владельцам ресторанов. Попытка открыть в 90-х гг. льдоделательный завод не увенчалась успехом. Татары сбили цены на свои услуги вдвое, завод не смог с ними конкурировать и закрылся. После этого цены на «татарский» лед взлетели в четыре раза.

Основная тяжесть забот по благоустройству города, лежала на плечах местного земства. Средства брались преимущественно из двух источников: от налогообложения ялтинских предпринимателей, землевладельцев и владельцев недвижимости и от взимания сезонного сбора с приезжих. Земский сбор был довольно высок. Во-первых, все домовладельцы городов, входивших к Ялтинский уезд, платили налог на недвижимость. В Ялте до 1892 года он составлял 7%, потом 5% от стоимости, в Севастополе (который был градоначальством, но по делам земства подчинялся Ялте) — 4%, в Балаклаве 2%. Домовладельцы, сдававшие жилье внаем приезжим, кроме этого, платили налог с дохода от своих помещений. Земство часто производило перерасчет процента, но в целом он составлял 20 - 30% от дохода. В 1892 году земство произвело также перерасчет доходности всех дач от Алушты до Севастополя. В результате все дачи, кроме городских, были разделены на три разряда по своей доходности. К первому разряду принадлежали дома, находившиеся от Ялты до Ливадии и алуштинские дачи, их доходность была определена в 20 рублей с комнаты. Дома, сдававшиеся внаем от Ливадии до Симеиза и от Гурзуфа до Алушты, принадлежали ко второму разряду, их доходность определялась в 10 рублей с комнаты. Все прочие дачи оценивались исходя из доходности в 5 рублей. Для обложения их земским налогом бралась средняя Доходность дачи за десять лет. Процент их обложения также был высок, например, в 1894 году он составлял 29,06% от дохода за год. В результате по поступлениям налогов маленькая Ялта занимала третье место после Симферополя и Керчи, далеко позади себя оставив вдвое большую торговую Феодосию и более крупную Евпаторию. Хотя Ялта и была "городом богатых людей,

Ходатайство ялтинской управы о введении сезонного сбора с приезжих было удовлетворено в 1881 году, в 1882 году последовало решение Госсовета по этому вопросу, а 17 мая было высочайше утверждено Положение о взимании сезонного сбора с приезжих в Ялту с 1 апреля по 1 ноября. Сбор был установлен в размере 5 руб. с человека или 3 рублей с каждого члена семьи. От уплаты сбора освобождались отдельные категории приезжающих". Сезонный сбор давал в бюджет города в конце XIX века до 12 тыс. руб. в год. Всего же городской бюджет выражался в следующих цифрах:

в 1875 г. - 33989 руб.
в 1886 г. - 33.399 руб. 51 коп.
в 1890 г. - 91. 558 руб. 82 коп.
в 1891 г. - 110.430 руб. 53 коп.
в 1895 г. - 93.308 руб. 07 коп.
в 1896 г. - 115. 072 руб. 68 коп.
в 1897 г. - 156. 483 руб. 82 коп.
в 1898 г. - 166.448 руб. 39 коп.
в 1899 г. - 213.778 руб. 36 коп.
в 1900 г. - 239.433 руб. 99 коп.

В 1897 году население Ялты насчитывало 13.500 жителей, в сезон же юрод принимал в иные годы до 20 тыс. приезжих. К 1900-му году эта цифра возросла по некоторым (вероятно, преувеличенным) данным до 50 тыс. По количеству приезжавших Ялта в 90-е годы превратилась в один из крупнейших по мировым масштабам курортов, меньшим, чем Ницца или Висбаден, и» вполне сопоставимым по количеству туристов с таким известным немецким курортом, как Карлсбад. Что же предлагала Ялта такой массе людей? Проанализировать состояние «квартирного вопроса» взялся известный энтузиаст русского курортного дела доктор В. В. Святловский. В изданной в 1902 году книжке он приводит следующие данные: в 1900 году в Ялте было пять гостиниц с 350-ю номерами («Россия» - 150 номеров, «Центральная» - 60, «Гранд-отель» - 70, «Франция» - 45, «Крым» - 30). К услугам приезжают»" были также дачи - около 20 особняков от 2 до 16 комнат и около 750 «меблированных комнат» в частных домах и ряд «пансионов», которые вместе рас­полагали 125-130 комнатами. «Согласитесь, - восклицает автор, - это крайне скромно, сопоставляя с годовой цифрой приезжих в 50 тысяч». В том же Карлсбаде, кроме 20 первоклассных отелей, числилось до 1000 домов, где прилагалось до 10 тыс. комнат.

В чем действительно Ялта переплюнула заграничные курорты, так это в
цепах. Недостаток жилья в Ялте при огромном спросе создавал ажиотаж, который достигал своего пика в короткий осенний сезон, начинавшийся в августе и оканчивавшийся в середине октября. Цены „а жилье и продукты питания, и без того более высокие, чем в остальной России, взлетали в это время многократно, создавая Ялте сомнительную славу самого дорогого курорта. Для того чтобы понять, как и почему это происходило, мы должны разобраться в особенностях сезонной жизни Ялты.

Сезонность была существеннейшей чертой облика Ялты, как, впрочем, и любого другого курортного места Крыма, да, наверное, и всех других стран.

Вся жизнь этого города зависела от своеобразного приливно-отливного движения туристов. Современников просто поражал контраст между двумя периодами в жизни города. «Ялта в сезон и вне сезона - это два совершенно разных города. В сезон Ялта - кусочек пристоличной дачной местности, вне сезона - деревня со всеми прелестями ее простора и пустынности, и со всеми неудобствами... »44. Большую часть года Ялта пустовала. С середины осени и до конца весны пароходы посещали ее порт не чаще двух раз в неделю, но зачастую зимой сообщение с Ялтой по морю прерывалось вовсе. То же происходило и на суше, когда в горах выпадал снег. В это время в Ялте оставались лишь единицы отдыхающих, преимущественно больных, нуждавшихся в круглогодичном лечении. В мае 1900 года из 150 номеров гостиницы «Россия» были заняты только десять. Понятно, что местное население в это время было лишено какого-либо заработка и пробавлялось теми ресурсами, которые скапливало за курортный сезон. В значительной степени именно это обстоятельство обуславливало политику цен в летнее и осеннее время - в стоимость жилья, транспорта и различных предметов жизни, в т. ч. и продуктов питания, включались несезонные расходы. С другой стороны, спрос в летний и особенно в осенний сезон многократно превышал предложение, что со своей стороны создавало условия для повышения цен. Поскольку Ялта складывалась первоначально как аристократический курорт, его посетители не испытывали недостатка в средствах и охотно тратили их, не сообразуясь с представлениями о реальных ценах. Это создало даже своеобразную традицию и соответствующим образом настроило местных предпринимателей. «Ялта как курорт, свидетельствует один из его бытописателей, — возникла на месте мотовства и бросания шальных денег». Весьма важную роль играл фактор налогов, которые были, как уже говорилось, весьма высоки. Все эти причины привели к чрезвычайной дороговизне ялтинского отдыха.

Сезон начинался в пасхальные дин, когда и Ялту приезжала на короткое время богатая московская и петербургская публика вдохнуть южного тепла после длинной русской зимы, и постепенно разворачивался, достигая пикап конце августа - сентябре. Именно в это время приблизительно до середины октября в Ялту прибывали самые богатые курортники, создавая небывалым цеповой ажиотаж.

Цены взлетали вдвое и втрое. Особенно : то касалось трех-четырех пред­метов: квартир, извозчиков, услуги прачечных и... винограда, который потреб­лялся в неимоверном количестве16. Гостиничные цены поднимались в среднем на 300%, но нередко и более. «Центральная» гостиница, по уверению очевидца, «за полтиничную комнату ухитряется взимать по 6 руб. 50 коп. И тем не менее все полно - так велик наплыв публики». Другой курортный бытописатель советует: «Вообще появляться в эту пору на горизонте Ялты человеку небогатому или даже с ограниченными средствами очень неосторожно. Ограбят дочиста и приведут нервную систему в такое состояние, от которого придется долго оправляться».

Особенное негодование русской отдыхающей публики вызывало сравне­ние цен в Ялте и па модных западных курортах, таких как Карлсбад, Висбаден и Ницца, с которой все чаще сравнивали Ялту.

К концу 90-х годов, несмотря на очевидные успехи па пиве городского благоустройства, Ялта впервые столкнулась с серьезными экономическими трудностями. Местные дельцы и энтузиасты курортного развития из числа интеллигенции вынуждены были с прискорбием констатировать, что интерес к Ялте стал катастрофически падать. «Последние годы, — сообщает в самом конце 90-х один из авторов, могут быть названы годами упадка Ялты, которая как бы вышла из моды. Приезд людей, бросающих без счету деньги, и;) года в год становится все менее и менее численным, в Ялту усиливается приезд средней, трудовой публики, и ропот ее на невероятную дороговизну жизни в Ялте делается все громче...». Другой наблюдатель ялтинской жизни прогнозировал: «Вместе с приливом среднего обывателя, и теперь уже не теряющегося в пышной толпе богатой аристократии и денежной буржуазии, Ялте, несомненно, предстоит в ближайшем будущем «опроститься», поумерив свои аппетиты и позабыв понемногу о баснословных ценах, к которым так привык ялтинец за свои всякие, даже самые маленькие услуги».

К чести ялтинских жителей нужно сказать, что они попытались предпринять экстренные шаги для исправления положения. В 1898 году возникло «Общество содействия благоустройству ялтинского курорта», » задачи которого вошли: пропаганда курортного дела, забота о курортном благоустройстве, развитие рекламы и т.д.

Общество составили 34 человека 11 местных врачей, 3 профессора, несколько мировых судей, один владелец гостиницы - все они были ялтинскими домовладельцами.

Первым шагом общества стало открытие квартирной справочной конторы, которая призвана была убрать институт посредников-комиссионеров, процветавший в Ялте и способствовавший удорожанию жилья. Комиссионеры подыскивали приезжающим жилье, беря до 5% с нанимателя и еще до 15% с квартиросдатчика. Корпорация комиссионеров была, судя по всему, достаточно влиятельной. «Иной раз, - сообщает путеводитель, - комиссионеры накладывают свое veto на дома, хозяева которых не желают платить им слиш­ком много». Городские власти пытались бороться с произволом и даже про­бовали организовать справочную контору, но неудачно. Толчком ко второй попытке осуществить важное нововведение стало следующее обстоятельство: в конце августа 1898 года в столичных газетах появились сообщения о чрезвычайном переполнении Ялты приезжими и небывалой дороговизне квартир. В действительности положение было не столь критическим, Ялта была наполнена не более обыкновенного, однако панические сведения грозили сорвать сезон. Для восстановления истины необходимо было выступление какого-либо авторитетного учреждения, находившегося в курсе состояния «квартирного вопроса». Тогда «Общество» спешно создало «квартирную контору», которая отправила специальную депешу Русскому телеграфному агентству с описанием истинного положения дел. Для конторы подыскали подходящее помещение, наняли директора и комиссионера. Условием работы конторы стало с нанимателей денег не брать, а с домовладельцев взимать 2% от стоимости жилья. Сезон был спасен, но над конторой скоро нависла угроза закрытия, поскольку осенний съезд заканчивался, и нужда в конторе отпадала. Тогда общество прибегло к системе клиентуры, для которой взамен вклада в содержание конторы были установлены наиболее льготные расценки за наем с остальных контора стала взимать 4%. К концу 1899 года контора имела в своем распоряжении 246 комнат и 32 клиента. В 1903 году была открыта еще одна частная справочно-комиссионная контора. Все эти меры лишь отчасти поколебали господство комиссионеров, которые уменьшили комиссионные с нанимателей до 1 рубля с комнаты, зато процент косвенно взимаемый с них в пользу комиссионера домовладельцем остался прежним.

Пытаясь умерить недовольство отдыхающих, ялтинские городские власти даже пошли в 1899 году на отмену сезонного сбора, однако эта мера продержалась лишь один сезон, и уже в начале XX века сбор стали взимать в прежнем объеме.

Серьезные усилия были предприняты и в деле упорядочения извозного промысла. Прежде всего введена жесткая такса для извозчиков, которые пер­вое время продолжали глухо протестовать и иногда игнорировали установленные расценки. Затем наводился порядок на стоянках извозчиков, которые, по словам одного из врачей, представляют собой «нечто возмутительное» и главным образом содействуют «падению Ялты». Эти источники антисанита­рии удаляются с центральных улиц и благоустраиваются.

В начале века стали заметными и рекламно-информационные усилия, призванные изменить имидж ялтинского курорта. Например, в популярном путеводителе по Ялте и ближайшим окрестностям А. Безчинского за 1902 год читателю предлагалась следующая информация: «Недалеко то время, — пишет автор, — когда Ялта имела в публике печальную репутацию курорта для богатых. ... Это время прошло безвозвратно, и стоимость жизни в Ялте в настоящее время совершенно не сравнима с 80-ми и даже с 90-ми годами. Ялта за последние годы чрезвычайно демократизировалась. Появилась возможность проживать здесь не только людям со средним достатком, но даже с небольшим... Жизнь в Ялте, включая квартиру, продовольствие и прочие необходимые расходы, для человека со средними потребностями может обходиться зимою в 60 р., летом в 70 р., осенью 80 р. в месяц. Лица с очень скромными потребностями могут удешевить эти цифры на одну треть или Даже наполовину»52. По-видимому, в какой-то степени ситуация с доступнос­тью Ялты в начале века действительно несколько изменилась, но глубину этих изменений все же преувеличивать не стоит. Соперник Безчинского в издательской деятельности Г. Москвич в своем путеводителе «Ялта в 1904 году» по-прежнему не советовал людям с ограниченными средствами приезжать в Ялту ранней осенью...

Несмотря на все проблемы внутригородской жизни, Ялта как город и курорт стремительно развивалась и росла. Согласно первой городской переписи 1892 года, в Ялте проживало 10.202 человека. Вторая перепись 1903 г. Дала 19.377 чел К началу 1914 года население Ялты с вошедшими в ее состав предместьями составляло 32.500 чел., а площадь вместе с присоединенными к городу Алупкой и Ливадийской слободкой составила около 2000 десятин.

Количество приезжей публике также существенно возросло, хотя точное определение числа приезжающих представляет значительные трудности, из-за того что данные разных ведомств, занимавшихся учетом, серьезно разнятся. Так, в адресном столе Ялты в 1911 году было 92.923 «листка приезжих» в 1912 - 111.578, в 1913 - 124.188 По полицейским данным число приезжих Ялту было в 1908 г. - 24.662, в 1909 - 31.319, в 1910 г. - 34.437 чел. Сборщиками сезонного налога в 1910 было зарегистрировано 33.058 чел. при­езжих, в 1911 - 34.841 чел., в 1912 - 35. 552 чел., и в 1913 - 44.314 чел.54.

Стремительно развивалась и «жилищная инфраструктура». В 1902 году столица «Русской Ривьеры» предлагала услуги 12-ти гостиниц (591 номер), большого количества дач, домов с «меблированными комнатами» и пансионов. В 1904 году общее количество номеров в 14 ялтинских гостиницах было свыше 700. К 1910 году городские гостиницы были разделены на два разряда согласно классности, и к началу Первой мировой войны Ялтинское гостинич­ное хозяйство располагало к услугам приезжающих девятью гостиницами пер­вого разряда почти с 650 номерами («Россия», «Вилла Елена», «Мариино», «Франция», «Санкт-Петербургская», «Джалита», «Ореанда», «Метрополь», «Цен­тральная») и семью второразрядными отелями с 250-ю номерами («Ялта», «Гранд-отель», «Лондон», «Бристоль», «Морская», «Венеция», «Новый парк»). Широкое развитие получила система частных пансионов, где сдавались комнаты помесячно и посезонно с питанием и прислугой. Многократно возросло число сдающихся внаем «меблированных комнат» со столом и без него.

Долгое время в Ялте не было специального лечебного заведения — «санатории». «За исключением климатолечебного пансиона д-ра Вебера с 24 комнатами, - писал в 1899 г. П. П. Розанов, - барака для чахоточных больных при Общине Красного Креста, пансиона г-жи Иммер и 2-3 пансионов, содержимых врачами... курортные посетители, в том числе и чахоточные больные, предоставлены самим себе». Самое начало нового столетия подарило сразу несколько заведений такого рода. В 1900 году Ялтинское благотвори­тельное общество (не путать с Обществом курортного благоустройства) от­крыло санаторию-пансион «Яузлар» на 40 комнат, тогда же врачи Лебедевы основали частную санаторию «Гастрия», в следующем году дали результат правительственные усилия — в Массандре была открыта «Санатория им. Императора Александра III», о которой много заботилась царская семья. Не­сколько позже открылось еще несколько заведений подобного рода. К 1913 году в Ялте значилось 7 общественных и 4 частных «санатории» для больных разного профиля, в том числе туберкулезных. Услугами этих заведений могли воспользоваться едва более 300-350 человек, стоимость содержания в них обходилась от 75 в общественных до 300 руб. в частных учреждениях".

Значительные успехи были достигнуты и в деле общего городского благоустройства. В 1904 году центральная часть города получила электрическое освещение - на главных улицах Ялты установили 125 фонарей. Городское управление много занималось благоустройством улиц и их поддержанием в чистоте. В отличие от большинства крымских и российских городов, центральные ялтинские улицы были покрыты не брусчаткой, а редким в то время асфальтом. Рост города приводил к тому, что прежний способ уничтожения мусора не достигал цели. Одной из постоянных тем заседаний ялтинского земства была необходимость сжигания мусора в специальном заводе, а не вывоз его в море, но такой завод так и не был построен.

Больным местом также было слишком маленькое помещение курзалалого сердца любого уважающего себя курорта. Ялтинский курзал был пост­роен в 1896 году «с целью доставления местным жителям и приезжим общественных развлечений», он предлагал своим посетителям зал для танцев, бильярдную, карточные комнаты и т. д., о временем помещение явно не могло вместить всех желающих. В первые годы XX века по заказу городских властей было спроектировано «роскошное здание курзала-театра»58 стоимостью до 400 тыс. рублей. Город оформил на эту весьма значительную сумму заем у частного лица и планировал открыть новый курзал уже к сезону 1904 года, однако начавшаяся русско-японская война нанесла сокрушительный удар по этим планам. Заем не осуществился, и Ялта так и осталась без нового центрального клуба.

Будучи крупнейшим местом отдыха, Ялта получала все большее значе­ние как перевалочный пункт. Значительное количество приезжающих прибывало в Ялту как в главный южнобережный пассажирский порт, чтобы затем отправиться в другие места Южного берега. Каменный, мол в Ялте построили еще в 30-е годы, однако спустя три десятилетия он был уничтожен необыкновенно жестокой бурей. Долгое время пассажиры пароходов добирались до беpeгa на лодках, что, понятно, было возможно лишь в хорошую погоду. Когда же привезший царскую семью крейсер «Орел» в течение нескольких дней так и не смог спустить па воду катер, было решено строить новый мол. Постройка была торжественно освящена в 1890 году, и вскоре Ялта стала одним из крупнейших пассажирских портов на Черном море.

Говоря об итогах развития Ялты к середине второго десятилетия XX века, вполне уместно привести характеристику, данную Ялте в самом начале прошлого столетия: «Если очень бывалого человека - туриста привезти, завязав глаза, в Ялту и развязать их на какой-нибудь Виноградной или Лавровой улице, - писал д-р Святловский, - то он ни в коем случае не признает, что находится в пределах собственного российского отечества. Все здесь пах­нет европейской культурой, особенно при первом и, конечно, поверхностном взгляде. Поживет человек, присмотрится, и, разумеется, иллюзия эта испарится. Вместо Европы запахнет, и очень сильно, Азией. Но зато в других курортах этот запах слышен при первом въезде». К началу Первой мировой войны Ялта по праву считалась столицей русских курортов и несомненно была витриной русского капиталистического общества, со всеми его привлекательными чертами и изъянами. Наиболее насущными вопросами ее жизни считались необходимость расширения набережной, организация правильного вывоза мусора, устройство льдоделательного завода и пуск трамвая. Стремительно развивавшаяся Ялта постоянно сталкивалась с большим количеством проблем, которые, как казалось ялтинским городским деятелям, не под силу решать исключительно силами городского управления. Всероссийски известная Ялта далеко перешагнула границы своих возможностей как обычного уездного городка. В 1915 году в специальном докладе, подготовленном съезду по улучшению русских лечебных местностей, ялтинские думцы заявляли: «Ялту может спасти только признание ея законодательным путем не просто уездным городом, а всероссийским первостепенного значения курортом...». Это, в общем-то, и произошло в следующем десятилетии, однако совершенно в других условиях и вовсе не так, как об этом мечтали почтенные ялтинские общественные деятели.


Смотрите также:
Коралл
На Пушкинской
Отель Хо
Ай-Данил, миниотель
Памятник А. М. Горькому (ул. Коммунаров,при входе в Приморский парк им. Ю. Гагарина)
На симферопольском водохранилище
Раскопки Неаполя Скифского
По Симферополю
Алушта - Судак
Алушта - гора Чатырдаг
Алушта - Крымский заповедник
Алушта - горное озеро
Алушта - подножие горы Кастель
Алушта - Рабочий уголок
По Алуште
Алупка - Скельская сталактитовая пещера
Алупка - гора Крестовая
По Алупке
Ялта - Бахчисарай
Ялта - пещерные города
Ялта - Большой Каньен Крыма
Ялта - Ай-Петри
Ялта - водопад Учан-Су
Ялта Севастополь
Ялта - Байдарские ворота
Ялта - Симеиз
Ялта - Алупка
Ялта - Мисхор
Ялта - Ливадия
Ялта - Гурзуф
Ялта - Никитский ботанический сад
Ялта - Массандровский парк
Литературный маршрут по Ялте
Обзорная пешеходная экскурсия по Ялте
Ялта - февраль 2008
Отель Helena
1-комнатная квартира, ул. Свердлова
Wista
База отдыха. Ялта
Самые крупные животные Крыма
Крепчайшее дерево в Крыму - Можжевельник
Большинство крымских озер — соленые
Река Салгир в поэме А. С. Пушкина
Евпатория - Ялта - солнечное сияние
Ялта


Ялта

Отзывы :

Комментариев нет
Ваша оценка: 0    
Отели Ялты
Реклама:
 
Использование материалов сайта Крымский Берег без разрешения администратора - запрещено.

Реклама на сайте Крымский Берег
Яндекс.Метрика

Страница создана за 0.058 секунд