Ханский дворец в Бахчисарае

Главная достопримечательность Бахчисарая — уникальный памятник архитектуры XVI— XVIII вв. Ханский дворец (Хан-Сарай). Площадь, ныне занимаемая дворцом, составляет более четырех гектаров.

Главная достопримечательность Бахчисарая — уникальный памятник архитектуры XVI— XVIII вв. Ханский дворец (Хан-Сарай). Первоначально он находился в долине Атлама-Дере. Однако со временем долина стала тесной для ханского двора, войска, челяди. Поэтому резиденция правителя была перенесена из ущелья на открытый берег речки Чурук-Су.

Сын Менгли-Гирея Адиль-Сахиб-Гирей (правивший в 1532—1551 гг.,) — первый хан, при котором упоминается Бахчисарай как местопребывание правителя. При этом хане и был заложен новый дворец, строительство которого продолжалось приблизительно до 1551 года.
Площадь, ныне занимаемая дворцом, составляет более четырех гектаров, но во времена Адиль-Сахиб -Гирея она была больше. К ограде с западной стороны дворца прилегали сады, за ними находился дворовый дур, у подножия городского холма — большое городское кладбище, город громоздился в основном на крутом правом берегу реки.
С главной улицы города переходили на левый берег по узкой арке моста, переброшенного — прямо к воротам дворца — через оправленную в камень речку. Над воротами — пестро расписанная, с цветными стеклами окон башня. Тяжелые створки ворот украшали резные изображения двух сплетающихся змей. А по другую сторону ворот — широкий двор, вымощенный камнем. Здесь хан собирал и напутствовал войско перед очередным военным походом, здесь народ мог изредка лицезреть своего окруженного стражей властелина.

С тех пор много воды утекло. Не обошло время стороной и Ханский дворец.
Перед нами справа легкие, изящные силуэты жилых и парадных построек дворца. Они, если оглянуться влево, покажутся хрупкими по контрасту с массивной громадой Большой ханской мечети. Под зеленью деревьев и черепичными крышами дворца взметнулись в небо граненые стрелы минаретов. Некогда пять раз в день поднимались на них муэдзины и протяжно, нараспев призывали мусульман к намазу - очередной молитве. Звуки их пронзительных голосов, начавшись от дворцовой мечети, плыли по всей долине от минарета к минарету, пока не замирали в пещерах по краям ущелья. Впрочем, от XVI в. немногое тут сохранилось — монументальный Зал Совета и Суда, Малая дворцовая мечеть. Остальные постройки дошли до нас далеко не в первозданном виде.

Что могли испытывать иностранные послы, попавшие в ханский дворец?
Надо себе представить, что он еще не горел(ханские палаты сильно пострадали от пожара в первой половине XVIII века. Восстановление началось при хане Селямет-Гирее (1737—1743), дальнейшее строительство связано с именем Крым-Гирея (1758—1769). Тогда и был создан лишенный внутреннего единства и целостности, но в то же время весьма декоративный и пышный ансамбль. Дворец возобновлялся постепенно. При Крым-Гирее построены Золотой кабинет. Летняя беседка. Кофейная комната. Комната ханского наследника. Комната цирюльника и закончено восстановление дворца в целом. В большинстве этих работ принимал участие мастер Омер.): его деревянные резные детали целы, а не заменены как теперь, во многих местах строгаными, более простыми. В верхних окнах с многоцветными прозрачными стеклами - кованые решетки, в нижних, узких, как щели, - бамбуковые жалюзи. Купола мавзолея тускло поблескивают свинцом, шпили минаретов сверкают позолотой. Журчат мраморные и раззолоченные фонтаны...
Еще с набережной по ту сторону моста, виден северный, ребристый фасад "свитского" корпуса. Четкий ритм ощетинившихся дымоходов, выпирающих из плоскости стены, как будто прислоненных к ней по высоте второго этажа, напоминает не то минареты, не то пики с наколотыми островерхими шапками. И ни одного окна. Такова архитектура этого фасада "свитского" корпуса.
По оси моста - массивная арка ворот, над нею четыре стрельчатых окна, справа от арки - еще одно окно. Это и понятно: у главных ворот должны быть глаза и сверху, и сбоку, и "навыкат". Надо полагать, в смутные для ханства времена окна были поменьше и в них было больше железа, чем стекла.
Пройдя сквозь арку на обширный двор, невольно хочется оглянуться, не навсегда ли захлопнется железная дверь, и тут взору открывается южный фасад "свитского" корпуса. Какой контраст! Невысокая двухэтажная галерея - игрушечно легкая. Деревянные, ярко окрашенные колонки так тонки, что, кажется, не выдержат веса покоящихся на них пестрых карнизов и вот-вот затрещат - где-то понизу, в тех местах, где они перехвачены поясом изящно выточенных буковых перил. Вообразите, что на галерее стоят приближенные хана - кто держась за резную колонку, кто облокотясь на перила, кто поправляя чалму. Стоят, увешанные дорогим оружием, в ярких одеждах, с перстнями на пальцах, с серьгами в ушах, и косят глазами в сторону входящих иностранных послов. Надо представить это себе, ибо архитектура воспринимается острее, органичнее в той обстановке, в которой она создавалась.

С восточной стороны к "свитскому" корпусу примыкает самое красивое, самое нарядное здание дворцового комплекса - Большая ханская мечеть Хан-Джами, охваченная понизу стрельчатой турецкой аркадой с нечастыми зарешеченными верхними окнами, цветными майоликовыми вставками в простенках, увенчанная стрелами минаретов. В архитектуре этого здания заметны черты османского искусства. Внутри мечети с трех сторон — хоры (балконы, поддерживаемых колоннами). С них две крутые винтовые лестницы ведут вниз. С правой стороны в глубине второго этажа находится ханская ложа, богато отделанная фаянсовыми плитками и росписью; вход в нее отдельный — с наружной крутой лестницы. В 1740 г. мечеть, судя по всему, была капитально отремонтирована. Фасад ее, выходящий на реку Чурук-Су, расписан под мрамор Омером; тот же художник мастерски выполнил каллиграфические надписи на западной стене мечети: в прихотливые декоративные узоры непринужденно вписаны изречения из Корана. Внутри мечети — никаких украшений, лишь на южной стене высоко над михрабом сияют яркими пятнами цветных стекол два небольших окна, а внизу под ними — окна побольше.

За мечетью, сквозь прорези в каменной ограде, виднеется ханское кладбище - мезарлык - мраморные плиты, над ними столбы с чалмами. Здесь же два купольных мавзолея и восьмиколонная ротонда над могилой хана Менгли-Гирея II, а за ними - деревянный портик конюшни, библиотечный корпус, южная надвратная башня с аркой, сквозь которую проглядывает сад, в ханском саду расположен мавзолей Диляры-Бикеч.

С запада к "свитскому" корпусу примыкают под прямым углом хоромы хана. Они пониже мечети, напротив которой стоят (ведь и сам хан ниже аллаха), но значительно выше и красивее "свитского" корпуса.
Соединенные между собой крытыми переходами павильоны дворца тянутся вдоль двора. Нижний этаж скрыт зеленью и глухой каменной оградой. Стены верхнего - выше кустов и ограды - пестрят разноцветной росписью, цветными стеклами и расписными ставнями, рябят густыми деревянными решетками. Вот один выступ в сторону двора, вот другой. Тут спальня хана, там гостиная - они угадываются по фасаду.
В главном, ханском корпусе первый этаж пронизывают ворота. Их открывали два стражника с секирами, пропуская послов в Посольский дворик. В нем ослепительно сияет солнце, и лес желтых деревянных колонок, несущих перекрытие второго этажа, отбрасывает на каменные плиты пола синие тени. Слева - зал Дивана (Совета и Суда), большое, парадное, но мрачное помещение, несмотря на два яруса окон. В зале Совета и Суда можно проследить все основные этапы ремонтов, мелких переделок и больших перестроек, происходивших в течение 400 лет существования дворца. Традиции Востока смешались в Бахчисарае с элементами европейского искусства. В росписях дворца мы найдем и своеобразно трактованный стиль барокко и даже по-турецки перефразированный ампир, а в росписи ханского тайника неожиданно встречаем украинские народные мотивы XVIII — начала XIX веков. К концу XVI в. относятся на редкость красивые цветные витражи зала; орнамент и цвета стекол не повторяются ни в одном из этих окон. К тому же времени относится и паркетированный центр потолка. Живопись на боковых его плоскостях выполнена русскими мастерами в начале XIX века.
В самом раннем описании Зала Совета и Суда, сделанном в 1736 г. по распоряжению фельдмаршала Миниха его адъютантом Манштейном, говорится, что полы были всюду мраморные, стены выложены разноцветными фарфоровыми плитками, а посреди зала бил фонтан.
Зал Совета и Суда (Диван) был официальным местом, где обсуждались и решались государственные дела. Диван — совет старейшин, без согласия которых хан не мог решать никаких важных дел.
У южной стены, в центре, находилось ханское седалище — "трон", покрытый тонким оранжевым сукном с вышитым на внутренней стороне спинки золотым полумесяцем; по бокам "трона" стояли два табурета, крытых таким же сукном. Вдоль стен располагались диваны, на которых сидели члены совета — приближенные хана. Над входной дверью — забранная решеткой узкая галерея, "ханский тайник", откуда хан мог незаметно наблюдать за всем, что происходило в зале.

Правее входа в зал Совета видна сквозь колоннаду наиболее древняя часть дворца, его архитектурная изюминка - Железная дверь (Демир-Капу), именуемая также порталом Алевиза.
В 1503 году итальянский зодчий Алевиз Фрязин Новый (так прозвали его русские) был приглашен царем Иваном III для строительства Архангельского собора. Ехал итальянец по проторенному пути через Крым. Тут и прихватил его хан Менгли-Гирей для строительства дворца в Салачике нынешнее предместье Бахчисарая. (есть и иное мнение, согласно которому Алевиз учавствовал в строительстве не салачикского, а перекопского дворца, где были такие же двери. Позднее двери эти могли быть перенесены в Бахчисарай). Больше года проработал мастер на Гирея. В типично ренессансные формы портала искусно вкомпонована вязь арабских надписей. Надписи - их две - льстят Гирею ("хакан обоих морей", "султан обоих материков"). Надо полагать, мастер сотворил не только этот богато орнаментованный, пышный портал в традициях венецианского Ренессанса. Увы, время бесследно поглотило многие постройки дворцового комплекса.

Из Посольского садика послы (или приезжие именитые купцы) попадали через Демир-Капу в Фонтанный дворик. В дальнем углу дворика журчит Золотой фонтан (Маг-зуб), сооруженный в 1733 году, в правление хана Каплан-Гирея. На мраморной облицовке — рельефные золоченые надписи (дата достройки и изречение из Корана) и растительный орнамент. Сюда же выходят еще пять дверей из примыкающих помещений, а со второго этажа спускается в дворик деревянная лестница. Ослепительный блеск южного неба отражается на белых стенах, на цветном деревянном потолке, на каменном полу. Деревянные опоры отбрасывают пастельно-мягкие, как бы размытые тени.
Вероятно, в первоначальной своей "редакции" дворик представлял собой не более как пустое пространство между беспланово сооруженными павильонами дворца, а его архитектурное оформление слеплено было кое-как - из каких пришлось материалов, без особого замысла. Но в один прекрасный день появился в дворике Фонтан слез (Сельсебиль). Он завладел двориком, подчинил себе все его пространство. Этот уникальный памятник архитектуры, созданный все тем же Омером в память рано умершей любимой жены Крым-Гирея — Диляре-Бикеч, стал поэтическим образом, символом живой человеческой скорби, воплощенной в холодном камне. Вероятно, это была последняя и, может быть, единственная настоящая любовь жестокого Крым-Гирея. Ведь это он ранее приказал удушить своих сыновей в возрасте от шести лет и старше, чтобы избавиться от возможных претендентов на престол
Как же передать, ничего не изображая, безутешное горе? И мастер применяет язык символов - в рамках дозволенного исламом.
В небольшой мраморной плите вырезана неглубокая ниша с фигурно-арочным завершением, идущим от форм деревянной архитектуры Востока. Плоскости обрамления украшены резным растительным орнаментом. В верхней части ниши вырезан цветок лотоса, в центре которого упрятана маленькая трубка. Из нее капля за каплей падают "слезы". Собираются они в большую чашу, скапывают из нее в две чаши поменьше, снова собираются и раздваиваются. Внизу, на плите у подножия памятника, Омер изобразил спираль, напоминающую улитку. Известна лишь дата постройки — 1764 год. Много было фонтанов во дворце, день и ночь струились и журчали они в тиши садов, наполняя бассейны, охлаждая воздух; много было фонтанов и в городе (средневековый водопровод питали 150 колодцев), но Фонтан слез был и остается единственным в своем роде.

А сейчас заглянем в несколько дверей, выходящих в Фонтанный дворик.
Дверь, в которую ни один из послов или приближенных хана не мог проникнуть, вела в общирный гаремный двор. Кроме ханских жен и наложниц, только павлинам и евнухам разрешались прогулки по дорожкам гаремного сада.
Есть сведения, что в гаремном корпусе было 73 комнаты, 70 из которых уничтожили за ветхостью в 1818 году, готовясь к приезду Александра I.
Здание гарема расположено в глубине парка, на некотором расстоянии от главного дворцового корпуса. Южным торцом гаремный корпус был соединен переходом с Соколиной башней - Тоган-Кулеси.

Архитектура Соколиной башни проста и лаконична. На каменную, квадратную в плане, призму посажен с напуском деревянный параллелепипед, высотой она более 15 метров. Ни формой, ни пропорциями башня не вызывает особых эмоций, и вполне сошла бы за современную водонапорную башню, если бы своим решетчатым завершением не походила на огромную клетку для птиц.
Деревянная решетка башни и впрямь была своего клеткой для ханских жен и наложниц - краденных или выменянных, купленных или добытых в разбойничьих набегах. Невидимые снизу, они могли наблюдать через решетку приезды гостей, приношение послами даров, ханские службы, приготовления войск.
В нижней части башни держали соколов для ханской охоты, из-за чего она и получила свое название.

Из Фонтанного дворика гости могли подняться по деревянной лестнице в Посольский зал. Трудно судить какова была мебель: ее поглотили огонь и время. В интерьере зала главенствует ханский "трон".

Свернув налево и следуя далее через широкую внутреннюю галерею, увидим лучший и наиболее оригинальный интерьер дворца - гостиную хана. Она же - Фруктовая беседка или Золотой кабинет.
Двадцать четыре разноцветных окна двумя ярусами заливают с трех сторон небольшую комнату золотисто-малиновым светом. Четвертая стена глухая, здесь шкафы для посуды, камин и дверь. У стен под окнами обитые бархатом диваны. Всюду на стенах роспись, на уровне глаз - лепные алебастровые вазы с яблоками, грушами, персиками, с деревянного резного с позолотой потолка свисает хрустальная люстра. Под карнизом опоясывает гостиную арабская вязь превосходных эпитетов: "краса крымского престола", "родник кротости и великодушия", "тень милости аллаха".
Почти все средства стиля барокко (кроме скульптуры) в провинциальном его варианте нашли себе место в небольшом, похожем на богатую шкатулку Золотом кабинете.

Еще одна дверь из Фонтанного дворика ведет в Летнюю беседку или "Альгамбру" (так назывался прославленный мавританский дворец в Испагии, славившийся беседками и фонтанами), что расположена под гостиной. Постороена она тем же Омером; при ремонте в начале XIX века ее застеклили цветными стеклами. Примечательны тонкая филигранная роспись потолка и стен (работа Омера), мастерская резьба по дереву, появившаяся позднее (в 20-е годы XIX в.), а посреди всего этого великолепия — фонтан и малый мраморный бассейн.

Из Летней беседки можно попасть - через вторую дверь - в закрытый, удлиненных пропорций садик. Главная роль отведена здесь каскадному фонтану, составленному из двух мраморных плит, вертикальной и горизонтальной, и двух бассейнов. Все резное. На вертикальной плите, приставленной к глухой каменной ограде, высечена копия Фонтана слез.

Покидаем это прекрасное и жизнерадостное сооружение и спускаемся в полутемную Малую мечеть. Архитектура ее близка к византийской. Помещение вытянуто с востока на запад, в его южной стене устроена ниша — михраб. К XVI в. относится вход, оформленный аркой из местного камня. На древней штукатурке при реставрации были обнаружены граффити — процарапанные изображения всадников, лошадей, лодок с парусами.

Знакомство с Хан-Сараем будет неполным, если не заглянуть в дальний угол позади ханского кладбища, где находится баня Сары-Гюзель, одно из наиболее ранних общественных зданий Бахчисарая.
Баня, по-татарски хамам, была заложена в 1532 году в ознаменование вступления на престол хана Адиль-Сахыб-Гирея, о чем свидетельствует надпись над одним из входов. Этот хан прославился тем, что , принуждая татар-кочевников к оседлой жизни, велел изрубить их кибитки. Сооружение бани было по тем временам значительным событием в жизни местного населения. В хамаме не только мылись, сюда приходили как в своего рода клуб: проводили время в беседах, назначали деловые встречи, обменивались новостями.
Сары-Гюзель состояла из мужского и женского отделения, к каждому из которых примыкали крытые дворики с фонтанами. Помещения моечных отделений перекрыты куполами с отверстиями в виде звезд и полумесяцев. По периметру стен размещались каменные скамьи для мытья. Горячая и холодная вода поступала в отделения по свинцовым трубам. Обогревалась баня сложной системой отопительных каналов, расположнных в массивных стенах и под полами.


Отзывы :

Комментариев нет
Ваша оценка: 0    
Отели Ялты
Реклама:
Современные технологии: прихожие в Новосибирске. Доставка по России.
 
Использование материалов сайта Крымский Берег без разрешения администратора - запрещено.

Реклама на сайте Крымский Берег
Яндекс.Метрика

Страница создана за 5.064 секунд